Генерал Ломшаков убил сына и сам выбросился из окна

Владимир Поморцев
исследователь
русской эмиграции
Сенсационное убийство из сострадания! Отец убил сына! Русский адвокат отравил больного сына цианистым калием! После убийства старик сам выбросился из окна! Страшное убийство и самоубийство в Праге! Такие заголовки появились на первых полосах чехословацких газет в феврале 1937 года. Убийцей собственного сына оказался 77-летний генерал-майор в отставке Павел Степанович Ломшаков — родной брат профессора Алексея Ломшакова, одного из самых известных деятелей русской эмиграции в Чехословакии.
Около двух часов пополудни 15 февраля 1937 года младшая дочь генерала Ломшакова Ирина вернулась домой. Дверь не открыли, поэтому 30-летняя женщина зашла к своему дяде — профессору Ломшакову, жившему неподалеку. Там она застала своего брата Бориса. Оба вместе отправились домой. Как только брат с сестрой вошли в прихожую, раздался крик отца, чтоб они срочно бежали за доктором, потому что их старшему брату плохо.

Нескольких из живущих поблизости врачей не оказалось дома. Вернувшись через какое-то время с доктором, Ирина и Борис увидели около своего дома толпу народа, а на мостовой лежал их отец. Борис сразу бросился на третий этаж, где обнаружил в постели своего 37-летнего брата Алексея с окровавленной головой. Он умер до прихода полиции. Генерал Ломшаков при падении из окна третьего этажа ударился головой о почтовый ящик. Он скончался в машине скорой помощи по дороге в больницу.
Заметка «Страшное убийство и самоубийство в пражском районе Бубенеч» в номере чехословацкой газеты Venkov («Сельская жизнь») от 16 февраля 1937 года с описанием трагедии в семье Ломшаковых. В действительности трагедия произошла в пражском районе Дейвице.
Трагедия произошла в многоквартирном доме по улице Зеленая в пражском районе Дейвице [показать на карте]. Генерал Ломшаков оставил прощальное письмо, объясняющее его поступок. Письмо было написано за две недели до самоубийства: «Любовь и жалость к неизлечимой болезни сына вынудили меня окончить его страдания! Боже, будь милостив к нам обоим!» [1]

Старший сын генерала уже несколько лет страдал душевным расстройством. Вышедшие после трагедии газетные заметки описывали его состояние как «тихое сумасшествие». Якобы он часами сидел на кровати и смотрел в пустоту. По сведениям других газетчиков, болезнь проявлялась так, что он выдавал себя за известных персонажей русской истории. Любящий отец тяжело переживал болезнь собственного сына.

Семья генерала Ломшакова жила в эмиграции очень бедно и перебивалась случайными заработками — главным образом, переводами. Алексей ещё в годы гражданской войны, чтобы избежать принудительной мобилизации в Красную армию, положил руку под колеса поезда и лишился нескольких пальцев. Прогрессирующая душевная болезнь не позволяла ему зарабатывать умственным трудом. Отец переводил за сына, чтобы как-то прожить.
Многоквартирный дом по улице Зеленая в пражском районе Дейвице, где последние пять лет жил генерал-майор Павел Степанович Ломшаков со своими младшими детьми Борисом и Ириной. Именно в этом доме 15 февраля 1937 года генерал Ломшаков убил своего старшего сына Алексея и потом сам выбросился на мостовую из окна третьего этажа (второго этажа по европейскому счету). Сегодня на первом этаже злополучного дома располагается популярный среди пражских театралов Дейвицкий театр (Dejvické divadlo). Фото: Владимир Поморцев
Утром рокового дня Алексей зашел в гости к отцу. Престарелый генерал Ломшаков тоже страдал различными недугами и последние два года практически не выходил из дома из-за сильной хромоты. Предчувствуя скорый конец, он решил убить сына, чтобы избавить его от страданий. Генерал дал сыну выпить цианистый калий. Однако раствор смертельного яда оказался слабым, поэтому подействовал не сразу. Отравленный сын застонал от боли.

В этот момент в квартиру первый раз зашли Борис и Ирина. Отправив их за доктором, генерал Ломшаков схватил бутылку из-под молока и добил умирающего сына. Потом он сам допил остатки яда и выбросился из окна третьего этажа на мостовую. Согласно полицейскому протоколу, Алексей Ломшаков умер именно от отравления цианистым калием. Раны на голове, нанесенные молочной бутылкой, оказались не смертельными.

Пражский корреспондент парижской эмигрантской газеты «Возрождение» Сергей Варшавский писал о трагедии в семье Ломшаковых в своей корреспонденции: «Из оставленного стариком письма видно, что он сам всыпал яд в стакан с водой, но осталось не выясненным, сделал ли он это тайно от сына или по его просьбе. Последняя версия более правдоподобна, так как сын крайне тяготился жизнью и несколько раз во время припадков психической депрессии покушался на самоубийство» [2].
Корреспонденция «Жертвы лихолѣтья» пражского корреспондента парижской эмигрантской газеты «Возрожденiе» Сергея Варшавского о трагедии в семье Ломшаковых в номере от 27 февраля 1937 года.
Павел Степанович Ломшаков был военным юристом. До революции он служил военным следователем Варшавского военного округа, помощником военного прокурора Казанского военного округа и военным судьей Московского военного окружного суда. После выхода в отставку в чине генерал-майора в возрасте 48 лет он перебрался в Сочи и работал адвокатом. Жена генерала умерла, когда все пятеро их детей были ещё маленькими. Вдовец больше не женился и один воспитывал трех мальчиков и двух девочек.

Младший брат генерала Алексей Степанович Ломшаков в 1920 году переехал в Чехословакию в качестве представителя генерала Деникина. Год спустя профессор Ломшаков возглавил Комитет по обеспечению образования русских студентов в Чехословакии, игравший ключевую роль в распределении невероятно щедрой финансовой помощи чехословацкого правительства русским беженцам. В 1923 году генерал Ломшаков с детьми по приглашению брата тоже перебрался в Прагу.

Старшая дочь генерала Нина в 1925 году вышла замуж за русского эмигранта Николая Кривошеина. Борис и Ирина жили с отцом. Старший сын Алексей жил отдельно на Малой Стране. «Из всех своих детей старик больше всего любил этого несчастного сына, — отмечал журналист Сергей Варшавский в упомянутой корреспонденции [3]. Судьба пятого сына Павла остается невыясненной. Возможно, он погиб в годы гражданской войны.

Похороны отца и сына Ломшаковых прошли 19 февраля 1937 года. «Необычайно тягостную картину представляло в этот день русское кладбище, когда стеклись эмигранты, чтобы отдать последний долг тем, которые стали столь трагической жертвой нашего лихолетья, — писал журналист Сергей Варшавский. — Отца и сына отпевали в один день, и оба гроба опустили в общую могилу. Погребение состоялось в тяжкий ненастный день, когда снег пополам с дождем засыпал молящихся, а ледяной ветер тушил свечи...» [4]

Могила генерала Ломшакова и убитого им сына на пражском Ольшанском кладбище не сохранилась. Захоронение находилось неподалеку от Успенской православной церкви прямо возле дорожки к боковому выходу. В середине 1980-х годов на этом месте похоронили супругов Новаков, по роковому стечению обстоятельств тоже умерших в один день.
Бывшая могила генерал-майора Павла Степановича Ломшакова и его сына Алексея Павловича Ломшакова среди могил русских эмигрантов на Ольшанском кладбище в Праге. Отец и сын Ломшаковы были похоронены в могиле справа, где сейчас похоронена чешская семья Новаков. Фото: Владимир Поморцев
Остается добавить, что через пару дней после трагедии в семье Ломшаковых одна из чехословацких газет задалась вполне логичным вопросом: а где, собственно, пожилой русский эмигрант взял цианистый калий, если последние два года практически не выходил из дома? Ответ прилагался в этой же заметке. Якобы генерала несколько раз навещал некий гость из советской России. Якобы имеются подозрения, что смертельный яд получен именно от него. Найти таинственного незнакомца якобы не удалось [5].

Примечания:
Впервые опубликовано 15 февраля 2021 года. Дополнено и отредактировано 15 февраля 2022 года по случаю 95-летия трагедии в семье Ломшаковых.
1. Otrávil syna ze soucitu // Polední list. 16.02.1937. № 47. S. 1.

2. Варшавский Сергей Иванович. Жертвы лихолѣтья // Возрожденiе. 27.02.1937. № 4067. Стр. 6.

3. Там же.

4. Там же.

5. Záhada s cyankalim // Polední list. 17.02.1937. № 48. S. 3.
Источники:
1. Hrozná vražda a sebevražda v Praze-Bubenči // Venkov. 16.02.1937. № 40. S. 6.

2. Otrávil syna ze soucitu // Polední list. 16.02.1937. № 47. S. 1.

3. Sensační vražda ze soucitu v Praze // Moravská orlice. 16.02.1937. № 40. S. 1.

4. Na Vinohradech šílenec škrtí dítě a v Bubenči otec vraždí syna // Večer. Lidový deník. 16.02.1937. № 39. S. 1.

5. Záhada s cyankalim // Polední list. 17.02.1937. № 48. S. 3.

6. Oběti dejvické tragedie pohřbeny // Polední list. 20.02.1937. № 51. S. 5.

7. Бельговский Константин Павлович. Трагедiя въ русской Прагѣ // Сегодня. 20.02.1937. № 50. Стр. 3.

8. Варшавский Сергей Иванович. Жертвы лихолѣтья // Возрожденiе. 27.02.1937. № 4067. Стр. 6.

Обязательно подпишитесь на мои социальные сети
Мы используем файлы cookie, чтобы анализировать трафик.
OK
Close