Потерянные пражские адреса русской эмиграции

Владимир Поморцев
исследователь
русской эмиграции
Существенный процент опубликованных пражских адресов русской эмиграции не соответствует действительности. Оказалось, что многие исследователи русского зарубежья совершенно не учитывали то обстоятельство, что нумерация пражских домов менялась, причем иногда менялась неоднократно. Проблема носит системный характер и касается десятков важнейших адресов русской эмиграции.
Типичные пражские таблички с названием улицы и двумя номерами одного и того же дома в пражском районе Стршешовице. Номер на красной табличке привязан к земельному участку в конкретном районе. Как правило, «красные» номера остаются неизменными на протяжении столетий. Номера на синей табличке указывают порядковый номер дома на конкретной улице и теоретически могут меняться. На некоторых улицах «синие» номера в прошлом действительно неоднократно менялись, причем иногда довольно радикально. Фото: Владимир Поморцев
Современная нумерация пражских домов окончательно сформировалась только в годы нацистской оккупации. Раньше многие дома имели совершенно другие «синие» номера, обозначающие положение здания на конкретной улице. Неизменным всегда оставался только «красный» номер, привязанный к земельному участку в конкретном районе. Однако в большинстве архивных источников в качестве адресов русской эмиграции указаны именно «синие» порядковые номера, которые сегодня часто обозначают совсем другие дома.

Это обстоятельство совершенно не учитывалось многими исследователями русской эмиграции в Чехословакии, с работами которых мне удалось ознакомиться. Выявленные по каким-либо источникам адреса в абсолютном большинстве случаев вводились в оборот в том виде, в котором они указаны, например, в письмах или газетных публикациях. Проблема носит системный характер и касается существенного процента адресов русской эмиграции. Десятки исторических адресов не соответствуют современным адресам.

Пока у меня не было возможности перепроверить весь массив адресов. Однако, по самым приблизительным оценкам, от четверти до трети всех опубликованных адресов могут оказаться неправильными, в том числе многие важнейшие адреса русской эмиграции. Например, неправильно указаны некоторые пражские адреса Марины Цветаевой и Владимира Набокова или адрес знаменитого эмигрантского издательства «Пламя». Отдельные адреса исследователи даже не пытались отыскать на карте, например, пражский адрес выдающегося философа и богослова Сергея Николаевича Булгакова.
Пражский адрес философа Сергея Булгакова
Выдающийся русский философ и богослов Сергей Николаевич Булгаков был выслан большевиками за границу в декабре 1922 года. Первые несколько месяцев эмиграции он провёл в Константинополе, а потом перебрался в Прагу. Чехословацкое правительство назначило ему пособие в рамках «Русской акции». Следующие два года Булгаков преподавал церковное право на Русском юридическом факультете в Праге и одновременно исполнял обязанности второго священника русского православного прихода.
Протоиерей Сергей Николаевич Булгаков. Фотография сделана в Праге в 1923 году. Такой снимок выдающийся русский философ и богослов отправил в Россию своему старшему сыну Фёдору, которого большевики не выпустили к родителям за границу. Фотограф не установлен
Сергей Булгаков прибыл в Прагу 11 мая 1923 года вместе с женой и двумя младшими детьми. Старшего сына Фёдора большевики не выпустили за границу, сославшись на его призывной возраст, а фактически — оставив в заложниках. Своих родителей он больше никогда не увидел. Первые несколько недель Булгаковы жили в эмигрантском общежитии «Свободарна» в пражском районе Либень ( показать на карте ), где для профессоров юридического факультета был выделен отдельный этаж. Июль 1923 года семья провела в деревне под Прагой.¹

По возвращении Булгаковы переезжают в квартиру в доме № 36 на Гавличковом проспекте (Havlíčkova třída) в пражском районе Бубенеч. В своём пражском дневнике Сергей Булгаков делает 1 августа 1923 года такую запись: «Вчера мы вернулись в Прагу и поселились в уютной и непривычно удобной, хотя и дорогой чрезмерно, квартире Вернадских».² Имеется в виду освободившаяся квартира историка Георгия Владимировича Вернадского, уехавшего на лето к отцу в Париж, а потом поселившегося в городке Збраслав под Прагой, где жилье стоило намного дешевле.³

Судя по всему, Булгаковы прожили в доме № 36 на Гавличковом проспекте следующие два года вплоть до переезда в Париж в июле 1925 года.⁴ Именно этот адрес знала вся русская Прага как адрес священника Свято-Николаевского храма на Староместской площади. Именно здесь Булгаков написал большую часть своего «Духовного дневника». Осенью 1923 года именно на квартире Булгакова было принято решение о возобновлении деятельности Православного братства святой Софии, объединившего ведущих русских религиозных мыслителей своего времени.

Правильно будет сказать, что квартира Сергея Булгакова в пражском районе Бубенеч на протяжении двух лет оставалась одним из важнейших адресов русской Праги. Тем удивительнее, что за прошедшие десятилетия не было предпринято даже попытки отыскать дом, где жил выдающийся русский философ и богослов. В многочисленных публикациях его пражский адрес указан таким же образом, как он был записан самим Булгаковым в пражском дневнике, хотя Гавличков проспект в районе Бубенеч давно не существует. Между тем вычислить необходимый дом оказалось не очень сложно.
Современный вид бывшего русского общежития «Свободарна» в пражском районе Либень, где семья Сергея Булгакова прожила с мая по июль 1923 года. Историческое здание эмигрантского общежития неоднократно перестраивалось и надстраивалось, однако внутри частично сохранилась оригинальная планировка вокруг двух дворов-колодцев. Фото: Владимир Поморцев
В упомянутой записи от 1 августа 1923 года в пражском дневнике Булгакова адрес новой квартиры указан кириллицей: Гавличкова, 36. В многочисленных письмах Булгаков указывает свой домашний адрес латиницей следующим образом: Bubeneč. Havlíčkova tř. 36/IV.⁵ Похожим образом, но без римской цифры на конце его адрес указан в православном календаре на 1924 год, изданном для русских эмигрантов в Чехословакии.⁶ Римская цифра IV может обозначать либо номер муниципального округа, либо этаж дома. Район Бубенеч тогда входил в состав муниципального округа Прага XIX. Соответственно, римская цифра, скорее всего, обозначает четвертый этаж.

Гавличков проспект был назван в честь чешского журналиста и общественного деятеля Карела Гавличека-Боровского (Karel Havlíček Borovský), одного из основоположников чешской журналистики. Улица или площадь его имени сегодня имеется практически в каждом чешском населенном пункте, а раньше имелась в каждом пражском районе. Чтобы избежать путаницы, дублирующие топонимы пришлось ликвидировать. Поэтому в 1925 году Гавличков проспект, проходящий по границе пражских районов Бубенеч и Дейвице, был переименован в Дейвицкий проспект (Dejvická třída).⁷ Сегодня это просто Дейвицкая улица (Dejvická ulice).

При переименовании Гавличков проспект был объединен с примыкающей к нему с запада улицей На Гутих (Na hutích), что в переводе означает «на плавильных печах». Название улицы напоминало, что когда-то в этом месте располагался кирпичный завод Рудольфа Хергета (Hergetova cihelna). Вплоть до начала XX столетия кирпичный завод оставался единственной постройкой в этой части посёлка Бубенеч. Он занимал земельный участок № 36. Запомните этот номер. После появления Дейвицкого проспекта название На Гутих получила другая улица, расположенная в этом же квартале. Данное название улица сохранила до сегодняшнего дня ( показать на карте ).
Сергей Булгаков (справа) со своим ближайшим другом Павлом Флоренским на знаменитой картине Михаила Нестерова «Философы». Картина была написана летом 1917 года и сегодня воспринимается через призму последовавших потрясений. Павел Флоренский был расстрелян большевиками в 1937 году. Сергей Булгаков умер в 1944 году в оккупированном немцами Париже. Третьяковская галерея, Москва
Необходимо отметить, что изначально, видимо, предполагалось, что получившийся путем объединения двух улиц новый проспект получит название Гавличков проспект, поэтому на некоторых картах начала 1920-х годов будущий Дейвицкий проспект уже обозначался как Гавличков проспект на всём протяжении, а название улицы На Гутих уже перекочевало на близлежащую улицу. Таким образом, когда летом 1923 года Сергей Булгаков со своим семейством переехал в дом № 36 по Гавличкову проспекту, это название применялось уже по отношению ко всей нынешней Дейвицкой улице.

Современная Дейвицкая улица, ранее носившая название Гавличков проспект, проходит по границе двух пражских районов. Причем восточная часть улицы целиком находится на территории района Дейвице. Здания на дейвицком конце улицы имеют собственную нумерацию «красными» номерами, привязанными к земельным участкам в своём районе. Интересующему нас району Бубенеч принадлежат всего три квартала на северной (чётной) стороне Дейвицкой улицы между площадью Победы (Vítězné náměstí) и современной улицей В. П. Чкалова (V. P. Čkalova). Это всего двенадцать жилых домов. Очевидно, в одном из этих двенадцати домов и поселился Сергей Булгаков.

Гавличков проспект в начале 1920-х годов ещё не был застроен полностью, поэтому сквозная нумерация домов «синими» порядковыми номерами либо не применялась вообще, либо применялась только для восточного (дейвицкого) конца улицы, где уже сформировались полноценные городские кварталы. Для нумерации зданий на большей части Гавличкова проспекта использовались «красные» номера. Это подтверждается множеством рекламных объявлений в чехословацкой прессе, опубликованных в 1922–1924 годах, где почти без исключений указаны только «красные» номера.

Все «красные» номера домов на бубенечской стороне бывшего Гавличкова проспекта — трехзначные за единственным исключением. Этим исключением является доходный дом, построенный в 1913–1914 годах по проекту архитектора Вацлава Вацека (Václav Vacеk) на месте снесенного кирпичного завода.⁸ Помните номер земельного участка, который занимал кирпичный завод? Правильно — № 36. Такой же номер получил возведенный на участке доходный дом. Такой же номер указан в письмах и дневниках Булгакова. Судя по всему, именно в этот дом переехал 31 июля 1923 года со своей семьей Сергей Булгаков. Сегодня это дом № 40 по Дейвицкой улице на пересечении с улицей Киевская (Kyjevská) в пражском районе Бубенеч ( показать на карте ).
Современный дом № 40 по улице Дейвицкая в пражском районе Бубенеч. Выдающийся русский философ и богослов Сергей Булгаков жил со своей семьей на четвертом (последнем) этаже этого дома с августа 1923 года до переезда в Париж в июле 1925 года. Фото: Владимир Поморцев
Адрес Havlíčkova 36 неоднократно встречается в рекламных объявлениях в чехословацкой прессе начала 1920-х годов. Например, некто Вацлав Брaй (Václav Brei) торговал по этому адресу мешками и тентами.⁹ Очевидно, имеется в виду именно «красный» номер дома, поскольку соседние дома неизменно фигурируют в рекламе под трехзначными, то есть «красными» номерами. Некоторые из соседних домов на тот момент вообще ещё не были построены. Собственно, именно отсутствие ряда домов на улице, надо полагать, стало причиной, что для навигации использовались именно «красные» номера. Порядковая нумерация домов окончательно формируется только после переименования Гавличкова проспекта.

Разумеется, необходимо рассмотреть версию, что домом № 36 на Гавличковом проспекте на самом деле является какой-то другой дом. Вполне логично, что таким домом может быть современный дом № 36 по Дейвицкой улице или соседний с ним дом № 34. Последний вариант тоже возможен, поскольку на некоторых картах конца 1920-х годов порядковая нумерация домов по Дейвицкому проспекту выглядит смещённой на один дом. Существует вероятность, что современный дом № 34 некоторое время мог считаться домом № 36, хотя документальных подтверждений этому найти не удалось.

Современный дом № 36 по Дейвицкой улице имеет «красный» номер 555. Строительство этого дома было завершено как раз в 1923 году, когда семья Сергея Булгакова переехала в квартиру на Гавличковом проспекте.¹⁰ Теоретически этот дом на момент переезда уже существовал, однако маловероятно, что Булгаковы заселились в новостройку, поскольку до них в этой же квартире ещё должен был какое-то время пожить историк Георгий Вернадский. Одновременно данный дом тоже фигурирует в рекламе под своим «красным» номером. Например, в 1925 году некая Маня Бурсикова (Máňa Bursíková) торговала здесь нижним бельем и носками по низким ценам, причем адрес своей фирмы она указывала именно как Havlíčkova tř. 555.¹¹
Скульптурный декор входного портала дома № 40 по улице Дейвицкая в пражском районе Бубенеч, в котором жил выдающийся русский философ Сергей Булгаков. Фото: Владимир Поморцев
Современный дом № 34 по Дейвицкой улице имеет «красный» номер 397. Точную дату постройки этого дома установить не удалось. Предположительно он был возведён в 1910-е годы. Данный дом тоже фигурирует в рекламе и адресных книгах под своим «красным» номером. Например, некто Вокач (Vokáč) в начале 1920-х годов занимался скупкой старого тряпья и указывал свой адрес как Havlíčkova 397.¹² Чтобы окончательно убедиться в своей правоте, я обратился за консультацией к пражскому краеведу Иржи Станеку (Jiří Staněk), который специализируется именно на истории района Бубенеч. Он согласился с моими выводами относительно номера дома, где жила семья Булгаковых.¹³

Приведенных доказательств, кажется, вполне достаточно, чтобы почти наверняка утверждать, что пражская квартира выдающегося русского философа Сергея Николаевича Булгакова находилась на четвертом этаже современного дома № 40 по Дейвицкой улице в пражском районе Бубенеч. Именно в этой квартире 29 июня 1925 года накануне окончательного переезда в Париж он сделал последнюю запись в своём пражском дневнике: «Увожу бесконечную благодарность Богу и людям за всё доброе, что видел здесь, и за все те чудеса любви и дружбы, которые мне, недостойному, были явлены здесь. Аминь».¹⁴
Первый пражский адрес Владимира Набокова
Знаменитый писатель Владимир Набоков приезжал в Прагу в общей сложности семь раз. Здесь жили его мать Елена Ивановна Набокова, обе сестры Ольга и Елена, младший брат Кирилл и ближайшая подруга семьи Евгения Константиновна Гофельд, выехавшая в эмиграцию вместе с Набоковыми. Пражские адреса Владимира Набокова неоднократно становились предметом исследования. Тем удивительнее, что адрес первой пражской квартиры семейства Набоковых абсолютно во всех публикациях указан неправильно.
Владимир Набоков в возрасте 24 года. Фотография сделана в Берлине в 1923 году. Примерно так знаменитый писатель выглядел в свой первый приезд в Прагу в январе 1924 года. Фотограф не установлен
Владимир Набоков первый раз приехал в Прагу в самом конце декабря 1923 года и провёл здесь четыре недели. Незадолго до этого сюда переехала из Берлина его мать. Точный адрес первой пражской квартиры своей матери Владимир Набоков указывает в первом же письме своей возлюбленной и будущей жене Вере Слоним, которое он отправил в Берлин 30 декабря 1923 года сразу по приезду. Адрес указан в письме следующим образом: Praha Trida Svornosti, 37 Smichov.¹ Логично предположить, что имеется в виду дом № 37 по проспекту Сворности в пражском районе Смихов.

Дом № 37 на современной улице Сворности действительно существует. Именно в таком виде адрес первой пражской квартиры Владимира Набокова попадает во все публикации, включая фундаментальный труд его биографа Брайна Бойда «Владимир Набоков. Русские годы».² Остается только предполагать, сколько поклонников творчества Набокова ощупывали стены этого старинного пражского дома со слезами умиления на глазах. Между тем знаменитый писатель никогда здесь не жил.

Что с первым пражским адресом Набокова что-то не так, первыми обратили внимание исследователи его биографии Светлана и Сергей Бородины в своей статье в пражском эмигрантском журнале «Русское слово».³ Дело в том, что в одном из писем будущей жене Набоков отмечает, что прямо из окна его квартиры видна замёрзшая река. Однако указанный дом находится довольно далеко от набережной Влтавы и плотно окружен другими домами, причём старой постройки, которые в январе 1924 года уже существовали.

Светлана и Сергей Бородины, как они сами пишут, поднялись по винтовой лестнице на самый верхний этаж дома, чтобы убедиться, что реки не видно даже оттуда. Хотя в той же статье авторы успешно идентифицировали другую пражскую квартиру семьи Набоковых в районе Карлин, здесь они ошибочно посчитали, что писатель использовал в письме возлюбленной «прием литературно-художественного вымысла».⁴ На самом же деле Владимир Набоков смотрел на замёрзшую реку из окна совсем другого дома, расположенного на противоположном конце улицы Сворности.
Современный дом № 37 по улице Сворности в пражском районе Смихов, который сегодня абсолютно во всех публикациях ошибочно фигурирует в качестве первого пражского адреса Владимира Набокова. На самом деле писатель останавливался совершенно в другом доме на противоположном конце улицы. Фото: Владимир Поморцев
Проблема заключается в том, что нумерация домов на улице Сворности изменилась, причём изменилась радикальным образом. Изначально нумерация домов на Коронном проспекте (Korunní třída) в пражском районе Смихов велась с севера на юг, или от центра к окраине. Такая же нумерация сохранилась в 1922 году при переименовании улицы в проспект Сворности (Třída Svornosti). Именно такую нумерацию застал Владимир Набоков в свой первый приезд в Прагу в январе 1924 года. Дом номер № 37 тогда был самым последним домом на проспекте Сворности и располагался прямо около насыпи железнодорожного моста под Вышеградом.

Весной 1941 года нацистские оккупационные власти провели масштабную смену нумерации пражских домов. Изменения коснулись десятков улиц. Ставилась задача привести сложившуюся нумерацию к какой-то единой и понятной системе. Например, на улицах вдоль реки нумерация домов теперь должна была совпадать с течением реки. Именно по этой причине поменяли нумерацию на проспекте Сворности в пражском районе Смихов. Теперь нумерация домов идет там не с севера на юг, как во времена Набокова, а наоборот, то есть с юга на север, или от окраины к центру.
Бывший дом № 37 на проспекте Сворности в пражском районе Смихов, где в январе 1924 года останавливался писатель Владимир Набоков. Сегодня это дом № 1 по улице Сворности. Фото: Владимир Поморцев
Бывший последний дом № 37 на проспекте Сворности, таким образом, стал самым первым домом № 1. Именно из окна этого дома смотрел на замёрзшую реку Набоков. Влтава оттуда действительно была видна вплоть до недавнего времени, пока напротив не построили офисное здание, перегородившее вид. Одновременно прежний дом № 1 на проспекте Сворности, расположенный ближе всего к центру, тоже поменял свой номер и превратился в дом № 37. Именно этот дом сегодня ошибочно указан во всех публикациях как первый пражский адрес Владимира Набокова, хотя писатель в лучшем случае лишь проходил мимо этого дома.

Чтобы избежать путаницы, после смены нумерации был издан специальный справочник, где указывались старые и новые номера всех домов. Справочник однозначно подтверждает, что бывший дом № 37 на проспекте Сворности в пражском районе Смихов стал домом № 1. Причем второй «красный» номер этого дома № 1497, привязанный к земельному участку в данном районе, остался неизменным.⁵ Одновременно справочник подтверждает, что бывший дом № 1 на проспекте Сворности теперь стал домом № 37. Второй номер этого дома № 755 тоже остался неизменным.⁶ Радикальная смена нумерации домов на проспекте Сворности многократно подтверждается также довоенными и послевоенными картами города.

Чтобы дополнительно подтвердить первый пражский адрес семьи Набоковых, воспользуемся адресными книгами того времени. Например, депутат чехословацкого парламента и профессор Чешского технического университета Ян Загорский (Jan Záhorský) жил в этом же доме. В адресной книге 1931 года его адрес указан следующим образом: Smíchov, Třída Svornosti 37.⁷ Одновременно в одной из научных публикаций 1928 года его домашний адрес указан несколько иначе: Tř. Svornosti 1497.⁸ Четырехзначная цифра означает «красный» номер дома, привязанный к земельному участку. Этот номер практически никогда не меняется. Сегодня дом № 1497 одновременно является домом № 1 по улице Сворности. Это и есть тот самый бывший дом № 37, где жили Набоковы.
Вид на Вышеград из окна первой пражской квартиры Владимира Набокова. Фото: Владимир Поморцев
Сомнений быть не может. Первая пражская квартира Елены Ивановны Набоковой, где она прожила всего пару месяцев, находилась в нынешнем доме № 1 по улице Сворности в пражском районе Смихов. Именно в этом доме с 29 декабря 1923 года по 27 января 1924 года гостил четыре недели 24-летний писатель Владимир Набоков в свой первый приезд к матери. Именно здесь им была написана большая часть пьесы «Трагедия господина Морна» и девять невероятно трогательных писем его возлюбленной Вере Слоним.

Именно из окна дома на проспекте Сворности влюбленный Набоков смотрел на замёрзшую реку. Именно отсюда он написал 8 января 1924 года своей будущей жене, используя немецкое название Влтавы: «Хочешь знать, какой у меня вид из окна, благо любишь снег? Так вот: широкая белизна Молдавы, и по белизне этой с одного берега на другой проходят черные силуэтики людей, похожие на нотные знаки: так, например, фигурка какого-нибудь мальчишки тянет за собой значок диеза: санки».⁹ Мировая литература, пожалуй, ещё не знала такого потрясающего по образности описания зимней Праги.

Примечания к отдельным главам
Пражский адрес философа Сергея Булгакова
Опубликовано 28 июля 2021 года по случаю 150-летия со дня рождения Сергея Булгакова. Фотографии сделаны в декабре 2020 года и марте 2021 года.
Примечания:
¹ Булгаков Сергей Николаевич. Из памяти сердца. Прага. Запись от 29 июня [старого стиля / 12 июля нового стиля] 1923 года. В опубликованном пражском дневнике Булгакова название деревни указано латиницей следующим образом: Jrka Clanovitze. Неизвестно, написал так сам Булгаков, или публикатор дневника ошибочно прочитал название при расшифровке рукописи. Вероятно, имеется в виду чешская деревня Клановице (Klánovice) к востоку от Праги. Ближайшая к деревне железнодорожная станция во времена Булгакова называлась Йирны Клановице (Jirny Klánovice), поскольку обслуживала одновременно две соседние деревни, ранее составлявшие один населенный пункт. Причем до второй деревни Йирны (Jirny) от станции нужно идти пешком примерно четыре километра, тогда как деревня Клановице расположена прямо возле станции.

² Булгаков Сергей Николаевич. Из памяти сердца. Прага. Запись от 1 августа 1923 года.

³ Некоторые исследователи утверждают, что Булгаков и Вернадский жили в одном доме. Данное утверждение представляется ошибочным. Булгаков в своем пражском дневнике «Из памяти сердца» прямо пишет, что они переехали именно в квартиру Вернадского. Косвенно это подтверждается также отъездом Вернадского летом 1923 года в Париж, где тогда временно проживал его отец — академик Владимир Иванович Вернадский. По возвращении из Парижа Вернадский поселился в Збраславе, где оставался до начала 1925 года. Подробнее о Вернадском: Сорокина Марина Юрьевна. Георгий Вернадский в поисках «русской идеи» // Российская научная эмиграция: двадцать портретов. Москва: Эдиториал УРСС, 2001. с. 330–347.

⁴ Последний раз Булгаков указывает адрес Havlíčkova 36 в письме Семёну Людвиговичу Франку от 15 августа 1924 года. Однако из контекста дневниковых записей Булгакова можно сделать вывод, что они прожили в этой квартире вплоть до переезда в Париж, то есть до начала июля 1925 года, лишь на полтора-два месяца выехав для отдыха на дачу в деревню Вшеноры (Všenory) под Прагой с августа по начало октября 1924 года.

⁵ Например, письмо Николаю Александровичу Бердяеву от 23 декабря 1923 года. Чешская диакритика при написании адреса в опубликованных письмах Булгакова отсутствует. Неизвестно, была ли диакритика опущена самим Булгаковым, публикатором при расшифровке рукописи писем или типографией при наборе текста.

⁶ Русскiй православный календарь. 1924 / Прага: Изданiе Церковно-Приходскaго Совѣта Русской церкви во имя святѣйшаго Николая Чудотворца въ гор. Прагѣ. 1924. с. 19.

⁷ Подробнее о топонимах пражского района Бубенеч: www.bubenec.eu

⁸ Vlček Pavel. Umělecké památky Prahy. A-L / Praha: Academia. 2012. с. 142

⁹ Например, реклама в газете Venkov. № 279 от 29 ноября 1922 года. с. 8.

¹⁰ Svoboda Jan E. Praha stoletá (4) K autorství některých pražských fasád období secese, moderny a kubismu // Praha stoletá. Ročník XXX. 2014. № 1. c. 98.

¹¹ Например, реклама в газете Hlas národní obrany. № 1 от 1 января 1925 года. с. 12.

¹² Например, реклама в газете Rudé právo. № 50 от 19 ноября 1920 года. с. 4.

¹³ Архив автора. Письмо Иржи Станека автору от 15 июля 2021 года.

¹⁴ Булгаков Сергей Николаевич. Пражская записная книжка. 1924–1925 гг. Запись от 29 июня 1925 года.

Использованная литература:
1. Булгаков Сергей Николаевич. Константинопольский дневник / Прот. Сергий Булгаков. Автобиографические заметки. Дневники. Статьи / Орел: Издательство Орловской государственной телерадиокомпании. 1998. с. 115–172.

2. Булгаков Сергей Николаевич. Из памяти сердца. Прага / Публикация и комментарии Алексея Козырева и Натальи Голубковой при участии Модеста Колерова. Из архива Свято-Сергиевского богословского института в Париже // Исследования по истории русской мысли: Ежегодник за 1998 год. Под редакцией М.А. Колерова. Москва: О.Г.И. 1998. с. 112–256.

2. Булгаков Сергей Николаевич. Пражская записная книжка. 1924–1925 гг. / Ю. Н. Рейтлингер (сестра Иоанна) и о. Сергий Булгаков. Диалог художника и богослова. Дневники. Записные книжки. Письма. Составление, подготовка текста, предисловие, комментарии и примечания Брониславы Поповой / Москва: Никея. 2011. с. 95–137.

4. Булгаков Сергей Николаевич. Дневник духовный / Москва: Общедоступный православный университет, основанный протоиереем Александром Менем. 2003.

5. Булгаков Сергей Николаевич. Письма / Братство Святой Софии. Материалы и документы. 1923–1939 гг. / Москва – Париж: Русский путь – YMCA-Press. 2000. c. 185–212.

6. Бурега Владимир Викторович. «Пражский период» жизни протоиерея Сергея Булгакова (1923–1925) // Российские ученые-гуманитарии в межвоенной Чехословакии: сборник статей. Москва: Институт славяноведения РАН. 2008. с. 249–256.

7. Козырев Алексей Павлович. Отец Сергий Булгаков: два года в Праге // Философические письма. Русско-европейский диалог. 2020. Том 3. № 4. с. 30–47.
Первый пражский адрес Владимира Набокова
Впервые опубликовано 8 марта 2021 года. Фотографии сделаны в феврале 2021 года. Публикация дополнена новыми данными в июле 2021 года.
Примечания:
¹ Письмо Вере Евсеевне Слоним от 30 декабря 1923 года / Набоков В. В. Письма к Вере / Москва: КоЛибри. 2017. Чешская диакритика при написании адреса в книге отсутствует. Неизвестно, была ли диакритика опущена самим Набоковым, публикатором при расшифровке рукописи писем или типографией при наборе текста.

² Бойд Брайан. Владимир Набоков. Русские годы. Биография / Санкт-Петербург: Симпозиум. 2010.

³ Бородина Светлана. Бородин Сергей. Адреса Набоковых в Праге // Русское слово. 2019. № 4.

⁴ Там же.

⁵ Orientační příručka. Soupis popisných a orientačních dat a čísel domů ve Velké Praze / Praha: Sedláček. 1941. c. 963. В годы нацистской оккупации улица Сворности называлась Голларова (Hollarova).

⁶ Orientační příručka. Soupis popisných a orientačních dat a čísel domů ve Velké Praze / Praha: Sedláček. 1941. c. 940.

⁷ Společenský adresář československý / Praha: Josef Zeibrdlich. 1931. с. 295.

⁸ Snahy o organisaci technicko-hospodářské práce před a po převratu paměti Technicko hospodářské Jednoty a Jednoty přátel Masarykovy akademie práce: 1918-1928 / Praha: Jednota přátel Masarykovy akademie práce. 1928. с. 107.

⁹ Письмо Вере Евсеевне Слоним от 8 января 1924 года / Набоков В. В. Письма к Вере / Москва: КоЛибри. 2017.
Использованная литература:
1. Набоков Владимир Владимирович. Письма к Вере / Москва: КоЛибри. 2017.

2. Набоков Владимир Владимирович. Переписка с сестрой / Ann Arbor: Ardis. 1985.

3. Бойд Брайан. Владимир Набоков. Русские годы. Биография / Санкт-Петербург: Симпозиум. 2010.

4. Бородина Светлана. Бородин Сергей. Адреса Набоковых в Праге // Русское слово. 2019. № 4.
Обязательно подпишитесь на мои социальные сети
Мы используем файлы cookie, чтобы анализировать трафик.
OK
Close